Мы помогаем детям: стать способными, самостоятельно принимать решения, легко учиться и быстро запоминать!

Статьи

Лидия Александрова: «Я уверена, если человек, кем бы он ни работал, не умеет продавать свои услуги, то все его услуги абсолютно бесполезны»

Преподаватель по ментальной арифметике и управляющий франчайзинговой сетью «Пифагорка» Александрова Лидия Леонидовна рассказала о работе учебного центра, творческих планах и счастливом детстве, которое должно быть у каждого ребенка.

20 июля 596

Лидия Александрова: «Я уверена, если человек, кем бы он ни работал, не умеет продавать свои услуги, то все его услуги абсолютно бесполезны»

«Большинство из преподавателей даже не догадываются, сколько всего у них внутри заложено и сколько полезного и важного они могут дать детям»

— Какие у вас профессиональные планы на будущее?

Этот год я дорабатываю и ухожу в годовой творческий отпуск. Я считаю, что эта система, которая применяется в высших учебных заведениях в Европе, когда преподаватель пять лет работает, а потом может взять годичный отпуск для творческой работы, абсолютно верная.

Я думаю, каждому человеку нужно время, чтобы подумать о себе, поэтому решила, что в конце этого года уйду в творческий учебный отпуск. Прежде всего, это необходимо, чтобы свою деятельность обдумать.

— Уже решили, чем будете заниматься?

— Книгу писать. Она для внутренних наших нужд. Буду размышлять, анализировать. Может быть, на год меня не хватит и захочется вернуться и учить детей. Но сейчас я точно знаю, что мне нужен творческий отпуск.

То же самое я говорю нашим преподавателям. Если человек работает и чувствует, что устал, нужно сообщить руководству о том, что он устал. Его просто заменят другим преподавателем, и он пойдет отдыхать. Мне не нужны лошади, которые выдохлись, упали и умерли.

А вот в государственных учебных заведениях довести людей до предела — норма. Я так не хочу поступать с нашими преподавателями, каждый из них мне очень дорог. Хочется, чтобы они развивались в этой сфере, потому что большинство из них даже не догадываются, сколько всего у них внутри заложено и сколько полезного и важного они могут дать детям.

— Показатель хорошей работы «Пифагорки» для вас — это что?

— Это количество детей, которые пришли и остались с нами. Если люди не уходят от нас и учатся у нас, то и финансовые результаты не заставят себя ждать.

Для меня успешность «Пифагорки» складывается из того, что постепенно вокруг нашего центра формируется круг людей. Семьи к нам приводят первых своих детей, вторых, третьих. Сейчас много стало многодетных семей, я этому очень рада.

— Каких детей в первую очередь следует привести в «Пифагорку»?

— У нас два критерия отбора детей. Первый — мы всегда на пробном занятии проверяем готовность ребенка. Часто бывает так, что дети еще не доиграли. В этом случае не надо их насиловать никакой ментальной арифметикой. Родители могут к нам не прислушаться и всё равно отправить ребенка заниматься, но это уже не моя ответственность. Я прямо всегда озвучиваю свою позицию.

Второй — необходимо, чтобы сам ребенок хотел заниматься. После пробного занятия мы советуем не принимать сразу решение, а пойти домой и хорошо подумать. Если ребенок захочет идти второй раз в учебный центр, значит, это ему нужно, и он хочет здесь находиться.

Бывает еще так, что ребенку все дается легко, а потом наступает определенный сложный период. Кажется, что ничего не получается и приходится прикладывать много усилий, чтобы добиться результата. В этот период я помогу ребенку преодолеть трудности. А он в свою очередь, хочет быть хорошим для меня, хочет стараться для меня. И я использую свою связь с ребенком ему на пользу.

Когда родители приводят своего ребенка, я узнаю, с какой целью его к нам привели. Многие говорят, что хотят улучшить успеваемость или добиться сообразительности. Но успеваемость вычисляется по оценкам в школе, а оценки — это очень субъективная вещь. Ребенок может стараться и делать успехи, но он уже успел зарекомендовать себя, как троечник, и скорее всего, многим учителям сложно будет рассмотреть эти положительные изменения.

Очень часто сталкиваемся с тем, что звонят по телефону родители, описывают своего ребенка и спрашивают: «Ну что, подходит мой ребенок для занятий?», а я не знаю. Я не могу так сразу сказать, мне нужно посмотреть на ребенка, пообщаться с ним. По телефону мы никого не записываем. Это смешно. Знаете, откуда берет начало такая политика? От неуверенности в своем продукте. Таким людям лишь бы продать и наплевать на последствия.

— В других учебных центрах курсы продают менеджеры по продажам или администраторы. Почему вы выбрали другую специфику?

— Мы всех преподавателей учим продавать свои услуги. Я уверена, если человек, кем бы он ни работал, не умеет продавать свои услуги, то все его услуги бесполезны. Нужно понимать и уметь оценивать ту пользу, которую человек приносит миру. А если он не может сказать стоимость своего часа, то о какой пользе может идти речь?

Когда мы только открывались, были предложения, что продавать курс должен администратор, а преподаватель проводить занятие. Мне кажется, это несправедливо. Получается, у вас с учителем сформировался контакт, вы услышали и поняли друг друга. И вдруг вас отправляют к совершенно другому человеку, с которым вы даже нюансы не можете обсудить.

Преподавателю, который не может определить стоимость часа своей работы, нужно сесть и подумать. Этот час он мог бы провести со своей семьей, но он от своей семьи это отрывает. Какова финансовая компенсация этой потери? Сколько он готов оторвать от своей семьи? Ведь всё время, которое мы отрываем от своей семьи, должно быть чем-то компенсировано. Хотя бы деньгами.

«Всё, что надо человеку для того, чтобы воспитать другого человека, уже заложено внутри»

— А если проигнорировать нежелание ребенка заниматься ментальной арифметикой и привести его на занятия, может ли из этого выйти что-нибудь хорошее?

— Сначала нужно разобраться, по какой причине он не хочет ходить. Может быть, у него очень много дополнительных секций и он не успевает всё посещать. Тогда нужно решить, какие секции нужны прямо сейчас и доставляют ребенку радость. Лучше пусть их будет немного, но они принесут пользу.

Если заставлять ребенка насильно куда-то ходить, то это, конечно, ни к чему хорошему не приведет. Родители таким способом будут медленно разрывать ниточки, связывающие их с ребенком. А однажды этих ниточек не останется и окажется, что дома живет чужой человек. Нужен кому-нибудь в доме чужой человек? Он не разделяет ценности своей семьи, он не слушает родителей, он их не любит.

Я считаю, что не надо трагедию делать на пустом месте и всегда прислушиваться к своему ребенку.

Мне в детстве мама разрешала не ходить в школу, если я не хочу туда идти. Я пользовалась этой возможностью 3 раза в год.

Просыпалась утром и говорила: «Мама, я сегодня чего-то не хочу идти в школу».

А она спрашивала: «Может, у тебя сегодня контрольная работа и ты ее боишься?»

И когда я отвечала, что контрольной сегодня нет, что я возьму домашнее задание у одноклассников, мама разрешала оставаться дома. Для меня это было лучшим доказательством того, что мама мне доверяет. Она мне разрешала учиться так, как я хочу. И она никогда не приходила с работы и не проверяла, сделала ли я домашнюю работу. Зачем? Она же мне доверяет.

Я многим родителям сейчас говорю, что не нужно сидеть и делать с ребенком уроки. Необходимо быть рядом и помочь, когда потребуется, но не сидеть и не диктовать текст из учебника. Если ребенок постоянно просит с ним делать уроки, то, скорее всего, он просто хочет провести время с вами. Возможно, ему не хватает вашего внимания в течение дня и таким хитрым способом он восполняет эти пробелы.

Единственное, что плохо — когда ребенок просит помощи, а вы ему не помогаете. Это действительно жестоко, потому что, кроме вас, ему не к кому обратиться за помощью.

Кстати, еще одно преимущество семейного образования в том, что нет домашних заданий. Можно потратить это время на семейные развлечения. Например, на коньках покататься.

— Какой совет, как педагог, можете дать каждому родителю?

Я замечаю, что родители перестали доверять своей интуиции. Они все время хотят опираться на доводы каких-то экспертов и забывают, что их ребенка никто не знает лучше, чем они сами. И тот совет, который дают всем, конкретно вашему ребенку может совсем не подойти. Родителям надо начать сейчас доверять своему внутреннему голосу. Всё, что надо человеку для того, чтобы воспитать другого человека, уже заложено внутри.

Каждая мама знает, когда кормить ребенка, когда купать ребенка, когда укладывать его спать. Я всегда молодым мамам говорю: «Перестаньте общаться с другими молодыми мамами!». Потому что их общение превращается в бесконечный обмен данными. Мы даже сами себе не доверяем, получается. Не прислушиваемся к своим мыслям и доводам.

У некоторых из нас связи со своим телом нет. У человека спрашивают: «Ты что сейчас чувствуешь?», а он не знает. И эту связь с самим собой приходится восстанавливать уже в зрелом возрасте. Но зачем нужно было ее разрывать?

Очень хочется, чтобы дети имели связь со своим телом, душой и сердцем. У них всё есть, чтобы учиться, развиваться и становиться людьми, которые будут довольны и счастливы. У родителей тоже все есть. Не нужны им никакие советчики, они хорошо обходятся без рассказов о том, что и когда их ребенок должен делать.

Только любите своих детей. Они будут делать все, что нужно, когда между вами есть связь.

Поделиться
Плюсануть
Класснуть
Поделиться
Плюсануть
Класснуть

Читайте также

Сначала учиться, потом — учить

Как стать преподавателем: путь от ученика до профессионала.

18 июля 72

Сложности высокого интеллекта или право на счастливое детство

Какие проблемы случаются у детей-гениев и их родителей.

13 июля 104

Второй турнир и новые открытия

О том, как прошло большое интеллектуальное соревнование между самыми умными детьми.

7 июля 155